Availability bias (cубботнее искусственно-интеллектуальное)

За хайпом по поводу «искусственного интеллекта», в полемике споров о том, будут ли нами управлять компьютеры (о такой опасности даже Стивен Хоккинг предупреждал), забывается один простой вопрос – а чем нам может быть полезен искусственный интеллект, в частности, в плане государственного управления? Будет ли он нашим помощником, или будет ли он нашим повелителем?

Второй вариант отметаем сразу. Никогда ничего, придуманное человеком, не будет им управлять. Тем более, как уже неоднократно указывалось в этом блоге, т.н. «искусственный интеллект» — это вовсе не интеллект, как это понимается в русском языке. Это плохая калька с английского “Artificial Intelligence”, что скорее можно перевести как «рукотворная система, способная принимать логически обоснованные решения». Никакого «интеллекта» здесь нет и близко. В самом деле, робот-пылесос, объезжающий препятствия, никак нельзя назвать мыслящей машиной. И беспилотный автомобиль тоже. Они выполняют логически обоснованные действия. Но не устанавливают правила, и не участвуют в выработке решений, какую комнату пылесосить, или куда ехать: на работу или в магазин.

Вместо этого, поговорим о том, может ли искусственный интеллект быть полезен в управлении, предприятием или государством? Может и даже должен. И вот почему.

Очень часто (или даже почти всегда) люди принимают решения на основе аргументов, основанных на самых ярких впечатлениях, которые лежат на поверхности нашего сознания. И упускают из виду менее заметные, хотя и более значительные и важные аспекты. В психологии такое явление называется «предвзятость доступности» (availability bias). Например, если любого человека попросить вспомнить слова на букву «К», он с ходу вспомнит 10 или даже 15. Однако, если того же человека попросить вспомнить слова, где буква «К» в слове – третья, он вспомнит слов гораздо меньше. Хотя, по статистике, слов, где буква «К» — третья, в русском языке больше в несколько раз.

Если такую же задачу дать любой словарной системе, даже не основанной на искусственном интеллекте, то она выдаст количество слов в соответствии со статистикой. Поскольку для неё всё равно, на первом месте в слове стоит буква «К», или не на первом. То есть, система машинного обучения не обладает предвзятостью доступности «availability bias».

Доктора часто выписывают лекарства или курсы лечения на основе своих личных предпочтений, которые основаны лишь на том, что изучил или не изучил данный конкретный доктор, какой предыдущий опыт он имел. При этом, более эффективные препараты и методы остаются за бортом «availability bias» данного конкретного доктора. Медицинская система «искусственного интеллекта», на вход которой подан набор симптомов и результатов анализов в количественном выражении быстро их проанализирует, причём, в гораздо большем объёме, чем доктор-человек. И, при отработанной схеме принятия логических решений на основе машинного обучения на базе большой выборки клинических случаев, назначит наиболее адекватное снадобье, дозировку, режим приёма и даже весь курс лечения. И такие системы уже работают и, по признанию самих же медиков, принимают более адекватные решения, чем доктора-люди. Например, в Оксфордском университете разработана систем ранней диагностики рака кожи, которая ставит диагнозы, на хуже доктора-человека или коллектива специалистов, только делает это гораздо быстрее.

Система искусственного интеллекта уже помогла установить одну из возможных причин возникновения болезни Альцгеймера – недуга, источники которого до сих пор были науке не известны.

Подобных примеров можно приводить очень много. Не будем в них углубляться. Факты говорят о том, что ИИ действует непредвзято и этим отличается от человека, принимающего решения.

А где у нас больше всего людей, которым каждый день приходится принимать решения, от которых зависит не только здоровье, но и благосостояние, и даже жизнь других людей? Конечно же в государственном управлении.

Возникает вопрос: почему же человечество, имея в руках такой мощный инструмент, как искусственный интеллект, помогающий принимать непредвзятые решения, до сих пор полагается на предвзятый ум того или иного государственного деятеля, группы деятелей, либо команды экспертов, которые стоят за их государственными креслами?

В будущем, несомненно, разного рода парламенты, советы министров, ведомства, комиссии и комитеты будут заменены, либо по крайней мере, дополнены, системами принятия решений на базе искусственного интеллекта. Будут введены в действие ограничители, не позволяющие принимать государственные решения, противоречащие результатам анализа больших данных, подаваемых на вход таких систем.

А откуда возьмутся такие большие выборки данных? Кто их будет готовить и подавать на вход «искусственного интеллекта» того или иного госоргана?

Ответ очень прост. Мы с вами, люди со смартфонами как раз и будем таким источниками данных для ИГИ – «искусственного государственного интеллекта». Если захотим воспользоваться интеллектом, как своим, который у нас в голове, так и искусственным, который у нас в руках.

Об авторе Алексей Шалагинов

Независимый эксперт
Запись опубликована в рубрике Искусственный интеллект с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.