Хуавей – забавные моменты (III).

Продолжение. Начало здесь и здесь

Дисциплина

Сегодня я хочу немного повспоминать о дисциплине в компании Хуавей, а также о том, как понятие «рабочая дисциплина» понимается китайскими сотрудниками. Многое из того, что написано ниже, тесно переплетается с предыдущей темой «Персонал», и могло бы быть размещено там, равно как и наоборот.

Уровень дисциплины в компании Хуавей стороннего человека иногда поражает. О том, как себя ведут вновь принятые молодые сотрудники компании на первых тренингах, я уже писал. В редкой армии можно увидеть такую откровенную муштру. Да и в последующее время работы китайские сотрудники (если им удалось удержаться в компании больше полугода) показывают образцы корпоративной дисциплины. Иначе нельзя. 100 человек желающих занять твоё место дышат в затылок.

Например, если обед начинается в 12:00, то ровно в 12 часов 00 минут 00 секунд, и ни секундой раньше, двери рабочих помещений распахиваются, и из них вырывается поток китайских сотрудников, лавиной устремляющийся по направлению к столовой. В штаб-квартире в Шэнчжене их около десятка, в них есть линии раздачи, рассчитанные и на иностранный персонал. Например, в индийском отделе вы найдёте китайский рис, обильно сдобренный карри, таким образом, превращённый в блюдо индийской кухни. Правда, индийцев там очень мало. Точно так же, как и мусульман на халяльной раздаче (видимо не доверяют, зная приверженность китайской кухни к свинине). Как здесь, так и на обычных «китайских» раздачах, получить еду можно довольно быстро, несмотря на пугающие, на первый взгляд, очереди.

Впрочем, такая неукоснительность тайминга объясняется ещё и тем фактором, что в коридоре на подступах к столовой стоит стол, за которым сидит охранник в белой рубашке с галстуком и записывает номера ID тех, кто норовит прошмыгнуть в столовую ранее означенного времени. Поэтому, никто и не норовит, кроме иностранцев, в частности меня, которых он не останавливал. К иностранцам, как я уже писал (и напишу ещё), в Китае отношение особое. И это вовсе не уважение, или почитание, как я думал поначалу. Это больше похоже отношение к людям умственно неполноценным, типа, «ну что с них взять»… Вообще, были и пути обхода этого стража, например, через улицу, но почему-то никто не «нарушал»… Видимо, боятся своих же: увидит кто, «настучит» начальству…

Опоздания на работу (равно как и ранний уход) фиксируются на входе в офисное здание, где нужно просканировать свой бейджик на специальном терминале. При покидании здания, даже если вы лишь отправились покурить, также полагается сканировать бейджик. Ясно, что все опоздания, даже на доли минуты, учитываются системой. В ранние годы, я слышал от одного из китайских сотрудников, что однажды он был лишён 50% премии за опоздание на 30 секунд. Сейчас, наверное, это не так строго, но все опоздания, тем не менее, учитываются корпоративной системой «социального кредита», и все данные сотрудников, в т.ч. и незначительные опоздания, принимаются во внимание при продвижении сотрудников, повышении зарплаты и пр. И это не только в Китае. В российском офисе – тоже. Например, когда в 2010 году в российском офисе было сокращение штатов, мне пришлось уволить одного из пяти моих сотрудников за… трёхкратное опоздание от 1,5 до 2,5 минут. Других «причин» для увольнения найти не удалось. Сам бы я его никогда не уволил, но я должен был уволить одного сотрудника из пяти, как бы я этому ни сопротивлялся.

Обеденный перерыв в компании длится 1,5-2 часа, в зависимости от пропускной способности столовой. Сам процесс наполнения желудка вкусной китайской пищей (мне лично очень нравилось, но – дело вкуса), занимает минут 15-20, включая очередь, которая двигается очень быстро. На раздаче – несколько шустрых китайцев, на кассе – оплата через ID-бейджик, стоимость обеда автоматически вычитается из зарплаты. Наличными расплачиваться тоже можно, но при этом затылком чувствуешь взгляды стоящих сзади – ну вот, ещё один «лао-вай» тут очередь держит (что это такое «лао-вай», напишу позже, если кто не знает). На что же уходят остальные 1 – 1,5 часа обеденного времени? На сон… да-да, именно. В южных районах Китая, как и во многих южных странах, практикуется послеобеденная сиеста. В компании она узаконена официально, поэтому официальный рабочий день длится с 8:30 до 18:00, т.е. на полчаса больше, чем в России, что как раз и отражено в длительности обеденного перерыва. В это время офис китайской компании выглядит примерно так, как на фото ниже.

5

На этом фото показан офис в России. В Китае картина дополнятся специальными раскладушками и матрасиками, которые в рабочее время в сложенном виде размещаются под столами или рядом с ними, а в обеденный перерыв на них спят китайские сотрудники, иногда даже сняв одежду. Примерно так:

6

На диванчиках и креслах в коридорах и переговорных тоже можно обнаружить мерно посапывающий китайский «офисный планктон». На окна опускаются специально для этого предусмотренные жалюзи. Телефоны не звонят, потревожить кого-то во время послеобеденного сна считается «моветоном», либо это допустимо только в особо экстренных случаях.

Объем работы в компании Хуавей очень большой, поэтому работа вечером не является чем-то редким. В столовых подают не только обед в 12:00, но и ужин в 18:00 (а также и завтрак в 8:00 утра). На ужин очереди выстраиваются лишь немногим меньше, чем на обед. А те, кто заработался до 21:00, также могут пойти в столовую, и взять там бесплатные фрукты (кстати, в Китае конфеты не особо котируются, их место занимают орехи и фрукты, часто сушёные и обработанные, коих в офисных магазинчиках “Seven 11” на территории кампуса Хуавей очень много всяких разных).

Кстати, эти раскладушечки и матрасики, которые можно купить в магазинах офисных принадлежностей, видимо, явились поводом для мифов о том, что китайцы живут на работе. Это конечно, не так. После работы около офисных зданий можно увидеть немало молодых людей и девушек, явно поджидающих своих подруг и друзей. А в окрестных ресторанчиках – шумные компании китайских сотрудников. Живут китайцы… впрочем об этом позже, не будем отвлекаться от темы.

Китайцы, конечно, действительно много и усердно работают, но до проживания в офисах дело, конечно, не доходит. Когда мы привозили в штаб-квартиру в Шэнчжене первых российских заказчиков, операторов связи, видимо, именно они и были источниками этих ныне широко циркулирующих в сети сказок: типа, вот как много китайцы работают, даже ночуют на работе. На самом деле, дело обстоит с точностью до наоборот, китайцы на этих матрасах спят в обеденный перерыв. Хотя, в случае необходимости, в условиях какого-то особого аврала, могут на работе и заночевать. Но это происходит лишь изредка. Такое я читал только о компании Майкрософт, где в начале 90-х, когда компания не укладывалось в график с выпуском первых версий Windows, сотрудники действительно неделями не уходили с работы и работали ночью. Но это происходило на чистом энтузиазме, однажды даже был устроен ночной «концерт на крыше» в стиле Beatles, когда жители окрестных домов даже вызвали полицию.

Однако, нельзя сказать, что в компании насаждается дисциплина «палочного» типа. В основном, работают энтузиазм, гордость быть принятым в самую высокотехнологичную компанию в Китае, а также то, что я называю «культ китайского начальника» (об этом ниже).

В штаб-квартире есть небольшая жилая зона, где временно проживает персонал среднего звена управления, видимо те, кто был недавно принят в компанию, а также гостиница для командировочных, я любил именно в ней останавливаться (см. фото ниже).

1

Кроме того, в жилой зоне есть несколько корпусов для вновь принятых сотрудников, проходящих процесс «инициации» в состав настоящих хуавейцев. Они жили, конечно, не в таких комнатах, как на фото выше (хотя дома внешне выглядели также), а по 4-6 человек в комнате на двухъярусных койках. Выходя в 6 утра потренироваться в теннис (там был неплохой корт и баскетбольная площадка), я видел этих новых сотрудников, всех в одинаковых футболках, в шортах и кроссовках, строящихся на утреннюю пробежку, что также было обязательным пунктом программы обучения хуавейской дисциплине. Опоздание или пропуск этой пробежки могли быть причиной проблем в дальнейшем продвижении в компании.

Однажды, приехав в штаб-квартиру в очередную командировку, я с трудом пытался втолковать адрес компании таксисту в аэропорту. Когда он понял, куда надо ехать, задал уточняющий вопрос: «Хуавей?». Да, говорю. Он на простеньком английском заметил: «Так бы сразу и сказал». Прибыв на место, двигаясь среди корпусов компании, занимающих несколько кварталов, он с очевидной гордостью стал показывать вокруг: «Хуавей!» (жест вперёд), «Хуавей!» (жест вправо), «Хуавей!» (жест влево), «Во!» (большой палец вверх).

Однажды, когда я покупал что-то в киоске на улице, продавец обратил внимание на мой хуавейский бейджик и спросил: «Ты наверное давно в компании Хуавей работаешь?». Да, говорю, давно, а как ты догадался? Он говорит – по твоему номеру ID. ID у меня действительно был старый, пятизначный (теперь в компании используются семизначные), да ещё с нулём вначале. То есть, система нумерации сотрудников известна даже уличным торговцам, настолько компания Хуавей здесь популярна и чтима.

Город Шэнчжень, построенный по соседству с Гонконгом – это первая специальная экономическая зона в Китае, созданная ещё в середине 80-х. Настолько специальная, что любой китаец в конце 90-х — начале 2000-х посчитал бы за счастье только туда попасть. А уж устроиться на работу в Хуавей – это вообще предел мечтаний!

2.JPG

4

Обратите внимание на тесно стоящие домики под синими крышами на фото «Шэнчжень в середине 2000-х». Они возведены как будто в отсутствие каких-либо строительных норм. На самом деле, эти нормы существуют и в Китае (где вообще всё строго регламентировано). Однако, эти дома возведены на небольших частных наделах китайских крестьян, к которым вплотную подошла городская застройка. Теперь этим крестьянам, вместо того, чтобы в праведных трудах выращивать урожай, стало гораздо выгоднее взять кредит в банке и построить на своём участке 5-10 этажный дом, дабы потом сдавать комнаты в аренду сотрудникам новых шэнчженьских компаний. Расстояние между стенами домов – полтора-два метра, т.к. каждый застройщик стремится максимально использовать площадь своего участка. Хорошо ещё, если два. Можно за руку поздороваться с соседом из соседнего дома напротив, не выходя из дома.

Почему это возможно? Это тоже одно из проявлений «дисциплины по-китайски». Вообще, так делать нельзя. Но! Компаниям и городу для развития нужна рабочая сила, которая прёт сюда со из всех провинций Китая. Поэтому, хотя городские власти и не поощряют такое варварское строительство, до поры до времени закрывают на это глаза. Дома строят, люди, живущие по 8-10 человек в комнате 10-15 кв.м., делают себя, делают компанию, город и страну.

И отлично! Теперь не надо нелегально проникать в Гонконг, что было проблемой для Китая 70-80-х, и даже 90-х годов. Можно найти себя в родной стране (стоит заметить, что жители Гонконга не считают себя китайцами – они гонконгцы!). Я ещё застал колючую проволоку и сторожевые вышки на границе Шэнчженя и Гонконга в 2000-м году (на фото «Вид Шэнчженя…» она проходила как раз там, где стоят невысокие дома, перед которыми видны устричные плантации – это уже территория Гонконга).

Однако, будьте уверены, что, если городским властям понадобится земля под этими «синекрышными» халупами, они будут незамедлительно снесены. Однако – с выплатой компенсаций их владельцам, бывших крестьянам, в одночасье ставших миллионерами на сдаче жилья аренду.

3

Снос старых домов в Шэнчжене (http://www.newsgd.com/news/pic/200505230137.htm)

Вокруг кампуса Хуавей тоже есть немало таких районов, которые китайцы почему-то называют MTS (Ma Ti Shan) – не знаю, что это по-китайски означает. Владельцы этих домов, внезапно разбогатевшие крестьяне, вовсе не бездельничают, а работают… водителями в компании, сотрудникам которой они сдают жилье в аренду. Впрочем, менеджеры Хуавей живут в таких домах самое большее год-два – скопив денег, они либо арендуют отдельную квартиру в квартале получше, либо берут ипотеку. И надо сказать, за годы моей работы в компании я наблюдал, как на месте этих MTS постепенно вырастают вполне приличные городские кварталы, гораздо лучше московских. От квартиры в таком квартале я бы не отказался.

В компании Хуавей тоже существует такое своеобразное понимание дисциплинарных установок. Если это нельзя, но нужно для бизнеса, всегда можно найти обходные пути. Например, одно время в компании существовала  регуляция: не заказывать для клиентов в ресторане, больше блюд, чем установлено правилами корпоративных расходов. Кажется, можно было заказать не более 3-х блюд. Однако, обычное китайское угощение в хорошем ресторане состоит из 10-15 блюд. Правда, это всё блюда общие, из которых каждый себе берёт на тарелку небольшие порции. И вот «Китайский начальник», с целью экономии средств компании, ограничил число блюд до 3-х. Что делают сотрудники, в условиях, когда заказчик, увидев число заказанных для него блюд, просто уйдёт из ресторана? А китайцы весьма щепетильны в таких вопросах. Менеджеры Хуавей стали договариваться с персоналом ресторанов о том, чтобы ресторан посчитал несколько блюд за одно, и они были поданы в одной тарелке с перегородками. В счёте – также одно блюдо. Реально – 5-10. Норматив по количеству блюд соблюден, но расходы не уменьшились. Вскоре это предписание отменили.

В менталитете китайцев есть то, что я называю «Культ Китайского Начальника». Дело в том, что любой начальник для китайцев – не то, чтобы бог, но что-то вроде того. Посредник между богом и смертными. В Китае нет общенациональной религии, как например, христианство в Европе, или ислам в Средней Азии. Буддизм и даосизм — это в только в уединённых монастырях. Есть верующие китайцы, в т.ч. и христиане и мусульмане, но их число очень мало. Поэтому, источник моральных установок, коим является религин я, в Китае отсутствует (правда иногда эту роль выполняет учение Конфуция, однако, тоже в очень небольших масштабах). В этих условиях роль Бога выполняет начальник. Если начальник что-то сказал – это выполняется беспрекословно. Пусть формально, но выполняется. Поскольку начальник – это полубог. Возможно, в том числе и в этом кроется причина быстрого успеха китайских реформ вообще, и успеха компании Хуавей в частности.

Вот небольшой пример. Один из первых российских сотрудников компании, который работал в штаб-квартире Хуавей ещё в середине 90-х, рассказывал мне, что одно время в компании был введён запрет на… посещение дискотек и т.п. увеселительных заведений! А надо сказать, таких мест в Шэнчжене немало, и китайцы там очень любят «оттягиваться» до упада. Причиной это запрета был такой случай. Однажды, один из сотрудников компании, веселясь на ночной дискотеке с друзьями, познакомился с девушкой, которой он очень понравился. Сотрудник, однако, был женат, и не стал продолжать знакомство с этой дамой. Та знала лишь его имя и то, что он работает в компании Хуавей. Но была знакома с его другом, который также был на этой вечеринке. Стремясь «выйти» на этого парня, эта девушка договорилась с местными бандитами о том, чтобы те немного побили её знакомого, чтобы он попал в больницу. Её план заключался в том, что предмет её вожделений придёт в больницу навестить побитого друга, где она и надеялась на повторную встречу со своим возлюбленным.

Однако, бандиты немного перестарались и нанесли несчастному знакомому сей китайской куртизанки довольно сильные увечья. Инцидент стал принимать серьёзный оборот, поскольку нападение на сотрудника уважаемой в городе компании, да ещё с причинением нешуточных травм, для местной полиции было делом очень серьёзным. Бандитов изловили, девушку вычислили. Несостоявшегося Отелло наказали в компании, чтобы неповадно было женатому человеку шляться по злачным местам. Но этим дело не ограничилось. Президент компании Рэн Чжэнфей, который у сотрудников компании пользовался и пользуется непререкаемым авторитетом, даже не полубога, а выше, издал приказ о запрете посещения сотрудниками компании подобных заведений. И китайские сотрудники, которые рассказывали об этом случае моему знакомому (а тот затем мне) говорили, что это – правильно. Мой знакомый спрашивал их: «Почему правильно? Дискотека тут причём?». Те отвечали: ну как же – если бы этот парень не пошёл на дискотеку, ничего этого бы не случилось… и вообще, раз начальник-Бог приказал, то не может быть никаких сомнений в правильности.

Ещё небольшая зарисовка о китайской дисциплине. Около небольшого кафе на улице – строй официанток в мини-юбках, молодой парень в галстуке, видимо менеджер, приказным тоном отдаёт какие-то распоряжения. Такую сцену я наблюдал в Шэнчжене. В Москве, даже при большой фантазии, невозможно представить себе подобную картину…

Эти заметки не содержат и 10% воспоминаний о дисциплине в Хуавей. Возможно, в следующих выпусках продолжу эту тему.

***

Фото из альбома «Карикатуры Huawei». Так стимулируется дисциплина в компании.

20170708_184240.jpg

 

 

 

Об авторе Алексей Шалагинов

Независимый эксперт
Галерея | Запись опубликована в рубрике Huawei с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s