Хуавей: забавные моменты (II)

(Продолжение, начало здесь)

Персонал

Когда компания Huawei пришла в Россию, она хвасталась средним возрастом сотрудников в 27 лет. Вначале политика компании заключалась в том, чтобы брать прямо с университетской скамьи молодых специалистов, которым сразу поручались довольно серьёзные дела. Английский язык худо-бедно знаешь, диплом какой-никакой есть – иди работай. Кто справился – продвигался дальше. Кто не справился, увольнялся, как не прошедший испытательный срок. И уволенные, тем не менее, были довольны, потому что теперь могли указать в резюме работу в славной компании Huawei Technologies.

И такая политика дала плоды. Дело в том, что человек, умудрённый опытом, часто бывает излишне «зашорен»: этого сделать нельзя по такой-то и такой-то объективной или субъективной причине. А человек молодой, не ведающий о существовании этих причин, берётся за, казалось бы, невозможную задачу, и каким-то непостижимым образом её делает.

Однако, политика «молодым – везде у нас дорога» не раз приводило к различным казусам. Как-то раз, когда ещё компания выходила на рынок России и кадров было мало, демонстрировать российскому оператору систему оптической передачи из Китая приехал «специалист», который не знал разницу между одномодовым и многомодовым оптическим кабелем, и долго «чесал репу» в офисе у заказчика, почему у него так ничего и не заработало.

***

Однажды, в штаб-квартире компании, проходя по коридору, я услышал из-за какой-то двери что-то вроде переклички на строевой подготовке. Заглянув в комнату, я увидел нечто великолепное – китайские юноши и девушки, одинаково одетые, белый верх, чёрный низ, сидят за столами, держа спину вертикально, руки сложив перед собой, и всеподданейше едят глазами более старшего китайца за кафедрой, лет 25-ти, который, видимо, зачитывал их имена по списку. Услышав своё имя, молодой человек или девушка свечкой вскакивали и громко кричали «Хай!», после чего также стремительно возвращались в сидяче-вертикальное положение со сложенными перед собой руками. Это был вводный тренинг для новых сотрудников. Они напоминали первоклашек в новой школьной форме, так горели у них глаза от радости попадания в замечательную компанию. Одежду им явно шили централизованно.

На первую выставку «Связьэкспокомм» приехала толпа китайцев, все в одинаковых синих костюмах тонкой шерсти, тоже централизованно пошитых. И все в галстуках. Они так ходили даже на монтаже стенда, когда я ходил по площадке в джинсах и кроссовках.

В те времена на «дресс-код» обращали очень большое внимание. Галстук в офисе был обязателен. Однажды, на новогоднем собрании-вечере, где мне вручали очередную наградную «доску», я вышел на сцену в костюме, но без галстука, и СЕО представительства, вручая мне награду, показал на свой воротник и укоризненно покачал головой.

Затем, в компании решили, что хватит набирать молодняк за три рубля, и, когда компания сильно выросла, стали приглашать опытных специалистов на высокие зарплаты. Многие действительно продвинули компанию ещё дальше. Но это иногда эффект был прямо противоположным. Случалось, такие «варяги» были излишне высокого о себе мнения и «давили авторитетом», но «выхлопа» от них было мало.

***

В те времена система HR в компании была настолько фееричной, что такие персонажи, без ощутимой пользы, могли работать в компании годами, и никто их не выгонял. Однажды, в наш департамент, где я тогда был Deputy Director, был взят бывший сотрудник компании Ericsson, которого, естественно, приняли в Huawei с распростёртыми объятиями. Это было время, когда конкуренты ещё смотрели на Huawei, как на некий странный китайский феномен, к которому нужно присматриваться, но не нужно принимать всерьёз. Перейти в Хуавэй из Эриксона тогда было очень экстравагантным поступком. Человек был вроде технически компетентный, солидно выглядел, но с какими-то странностями. Несколько раз отказался выполнять данные ему задания, и я оставил его в покое, тем более, что непосредственно мне он не подчинялся. В офисе, который тогда располагался в здании бывшего общежития комбината железобетонных изделий, он сидел тихонько в своём углу, изредка выходя покурить.

И вот я обратил внимание, что его угол давно пустует. Вначале я подумал, что его уволили, однако, его начальница китаянка сказала мне, что он болеет. Причём «болеет» уже несколько месяцев. В отделе кадров, на запрос, что у него за недуг, мне показали пачку его больничных, сказали, что несколько раз ему звонили, трубку брали его домашние, и китайцы из HR хотят его навестить – ну как же, человек же столько болеет… Однако больничные были выданы не районной поликлиникой, а больницей МИДа, и диагноз был какой-то «расплывчатый». Мне это показалось странным. Я вышел на людей из Эриксона, и они рассказали, что данный сотрудник был уволен, мягко говоря, за излишнее пристрастие к спиртным напиткам. Знакомый из Эриксона рассказал, что однажды ему пришлось сопровождать этого персонажа с корпоратива, где он вёл себя настолько буйно, что ему вызвали такси, и настоятельно попросили моего собеседника проводить данного человека, находящегося в неадекватном состоянии, до двери квартиры. Едучи в такси на заднем сиденье, этот замечательный человек опустил стекло и стал обстреливать встречные машины из травматического пистолета, выбирая преимущественно автомобили марки «мерседес».

В общем, болезнь сего феномена заключалась в длительном запое, в который он впал после командировки в Новосибирск. Начальница-китаянка, которой «посчастливилось» им руководить, сказала мне, что, после похода в ресторан с заказчиком в первый же день их командировки, он перестал выходить из номера, запершись там, не впуская даже горничную. Появился в весьма помятом виде только когда приехало заказанное такси в аэропорт. После командировки он на работу так и не вышел.

Между тем, у него находился старый компьютер его начальницы (тогда в компании было ещё очень плохо с компьютерами, и для российских сотрудников их заказывали из штаб-квартиры, ждали их месяцами, и они обычно приходили к какими-то дефектами, то есть присылали чьи-то сданные из-за дефектов компьютеры). Когда я ей сказал, что она рискует больше не увидеть свой компьютер, со всей информацией в нём записанной, и что болезнь данного замечательного сотрудника заключается в том, что он “likes drinking too much”, она сначала отказывалась верить, но затем реально обеспокоилась. В результате, компьютер был принесён в офис кем-то из его родственников, вместе с заявлением об увольнении. Жаль, конечно, человека. Но что поделаешь…

***

Надо сказать, что до 2000-2001 года компания работала в России по принципу «а вдруг чего и получится», не открывала официальных офисов (только неофициальные, не зарегистрированные, работающие за «нал», привезённый из Китая) и образование СП «БЭТО-Хуавэй» в Уфе было вынужденным шагом, на который компания пошла с очень большой неохотой. После 2000 года, видимо, было принято решение, что, таки да, в России – работаем. В Москве было зарегистрировано российское юрлицо под названием ТОО «Техкомпания Хуавэй»  и мне было поручено набрать персонал для вполне уже официального московского офиса, который располагался в упомянутом выше бывшем «железобетонном» общежитии, переделанным в «бизнес-центр», около метро Беговая. Разместив объявление о наборе персонала в каком-то второсортном издании, типа «Работа для Вас» (все другие варианты китайцами были отвергнуты из-за «дороговизны» публикации), я обнаружил, что откликов на объявление довольно много. Контингент, однако, шёл не очень квалифицированный, что видимо, объяснялось ориентацией издания на магазинных продавцов и офисный техперсонал. Надо сказать, что начало 2000-х в Москве характеризовалось высоким спросом на кадры, и работу не найти мог только ленивый. Больше трёх месяцев я ничем другим не занимался, кроме собеседований, проводя их по 15-20 в день. Старался тщательно отбирать людей, многие из которых и по сию пору работают в компании. Разработанный мной вопросник для кандидата, при помощи которого я выяснял, будет потенциальный сотрудник работать, или не будет, потом ещё несколько следующих лет использовался в департаменте HR.

***

Однажды, к нам в офис пришёл устраиваться на работу сотрудник американской компании Lucent (уже много позже моей эйчарной эпопеи). Его пригласил один из наших сотрудников. Ситуация у него была такова, что после длительной командировки на Украину, где его задачей было выяснить, почему у Люсента там не идёт бизнес (он всё выяснил и выправил положение), вернувшись в Москву, он обнаружил, что все его участки отданы другим людям. Кроме того, звезда Люсента уже клонилась к закату, и он принял решение искать работу. И тут его пригласили в Huawei. Его кандидатура была согласована с президентом представительства, который изъявил желание побеседовать с ним сам. Далее события развивались следующим образом.

Этот люсентовец приходит в знаменитый «железобетонный» офис Huawei на Беговой, и на рецепшене ему задают вопрос «Вы к кому?». Он отвечает, что ему, вообще-то, надо в отдел кадров, там, вроде как, должно быть с ним собеседование. Его проводили в комнату для собеседований и дали заполнять анкету. Китайские эйчарные девочки с ним побеседовали по-английски, то есть, на обычном китайском «чинглише» (а надо сказать, что в прошлой жизни этот человек был моряком торгового флота, на разных судах «исходил» весь мир, и мог отличить американский английский от австралийского, а в американском английском – нью-йоркский акцент от калифорнийского). Девочки спрашивают его, какое оборудование он продавал, и получив ответ, что он очень успешно продавал оборудование оптической передачи, приглашают специалистов из отдела по системам передачи SDH. Приходят двое китайских инженеров, и просят его нарисовать «структуру SDH-фрейма». Моряк им отвечает, что структуру SDH-фрейма он сейчас так с ходу не нарисует, но продать это оборудование может очень многим своим заказчикам в больших количествах. Китайцы, задав ещё пару технических вопросов и, получив аналогичные ответы, ретировались.

После недолгого антракта, на сцене снова появляются девочки-китаянки из HR. И говорят ему, что 1) у вас не очень хороший английский; 2) Вы плохо знаете технику; 3) поэтому мы принять Вас на работу не можем.

Морячок-люсентовец уходит как громом поражённый. Пригласили — и вдруг такое! Вот это компания! Вот это требования! Какой же уровень английского им, спрашивается, нужен – как у выпускника Итона? И видимо, все операторы связи толкаются в очереди за хуавэйским оборудованием, раз хорошие продавцы, да ещё с опытом работы в американской компании и наработанной клиентской базой, им совсем не нужны…

Через полчаса после ухода, у него звонит мобильный, и те же девочки из HR заискивающе интересуются, не слишком ли далеко он ушёл от офиса Huawei, и не может ли он вернуться назад, поскольку «с Вами хочет встретиться президент компании». Девочки, оказывается, были просто не в курсе, что президент его ждал.

Возникает вопрос, сколько же талантливых кандидатов было отвергнуто, из тех кого «президент не ждал»?

Впрочем, данная фееричная история — вовсе не исключительная  прерогатива Huawei. Несколько лет назад мне позвонили из ирландского офиса Microsoft, оказывается в Москве им нужен специаласт по продвижению в по телеком-сектору. Пригласили в московский офис на интервью (в соседнем с Huawei здании). Девочка по имени Ирина, не слушая мой рассказ о том, каким образом делаются продажи в телекоме (наладить контакт с заказчиком, выявить его pain-points и пр.) настойчиво задавала одни и те же вопросы: «Как Вы продаёте?», Какие действия Вы для этого совершаете?», «Кому Вы звоните?». В общем стандартный набор вопросов из тренингов «Как быстро поднять уровень продаж». Исход понятен.

***

В последнее время в компании снова наблюдается ренессанс подхода «лучше трое молодых с маленькой зарплатой, чем один старый с высокой зарплатой». Это, видимо, связано с несколькими причинами: 1) фактический отход от дел основателя и бессменного руководителя компании Рэн Чженфея, который имел и имеет непререкаемый авторитет у персонала компании, и многие китайцы его просто боготворят; 2) приход к власти финансистов, которые «рулят» по KPI, и «человеческий фактор» для них ничего не значит; 3) трансформация отрасли, когда техника телекоммуникаций «переезжает» на ИТ-платформы в дата-центры, и следовательно, нужны люди с новым типом технического мышления, ориентированные более на программные функции, нежели на «железное» оборудование. То, что такими «ориентированными» людьми могут быть и люди старшего возраста, и они могут быть даже более эффективны, поскольку знают и старое, и новое, и могут правильно найти путь перехода от старого к новому, китайских «эйчарников», видимо, не волнует. «Финансисты» дали команду уволить опытных, вот они и увольняют. Ослушаться никак невозможно.

В компании повсеместно происходят повальные увольнения сотрудников «в возрасте» и с относительно высокими зарплатами, и вместо них набираются сонмы молодых. И это не только в России – в Китае та же история. И в Европе. Знакомые коллеги оттуда мне писали, что мы, мол, пока работаем, знаем, что уволят, но не знаем когда: завтра, через неделю, или через месяц.

***

Про персонал ещё напишу в готовящейся рубрике «Дисциплина» — там будет много фееричного.

(Продолжение следует)

 

***

huawei cartoon

Из подарочного издания под названием «Карикатуры Huawei» 2007 года.

Об авторе Алексей Шалагинов

Независимый эксперт
Галерея | Запись опубликована в рубрике Huawei с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «Хуавей: забавные моменты (II)»

  1. Уведомление: Хуавей – забавные моменты | Телеком и ИТ

  2. Уведомление: Хуавей – забавные моменты (III). | Телеком и ИТ

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s